Novus ordo millennium. Точка невозврата пройдена. Правила игры поменялись?

Понимание происходящего сейчас в мире в целом и в отдельных странах в частности возможно только после установки нужных драйверов. Конечно, речь идет не про установку драйверов на компьютер, а про установку драйверов в свой мозг. Самый важный из них касается денег. Первый драйвер, который необходимо установить, выглядит так: чтобы напечатать деньги – их сначала надо сделать. Если деньги напечатать, но не сделать, получится просто бумага. Чем бумага отличается от денег?

Тем, что если дать человеку бумагу, он не пойдет работать. Если дать человеку деньги, то он пойдет работать. Но пойдет работать не потому, что ему дали деньги, а потому, что он хочет получить какие-то товары или услуги. Если убрать разного рода благотворительность, получить легально товары можно только за деньги. Вот поэтому человек берет деньги и идет работать, ну или работает с мыслями о том, что получит деньги. Отсюда сделать деньги – это создать мотивацию, создать желание иметь какие-то товары или услуги.

Если нет мотивации иметь товары и услуги, то нет и желания идти на работу, чтобы получить в итоге деньги, а значит, нет и базы для эмиссии. Если не надо ничего покупать, то деньги не нужны. Принять это трудно, но суть современной денежной системы в том, что она обслуживает обращение мотивации. Чем больше в экономике мотивации, тем больше нужно денег. Но так было не всегда. Товары появились раньше денег, поэтому изначально они обслуживали их оборот. Первое время товары просто менялись друг на друга напрямую. Но потом возник посредник – деньги.

Товары стали менять на деньги, а деньги уже менялись на другие товары. Выгодно было всем, тем более что произошел существенный рост обмена товаров. Рост произошел потому, что если у тебя есть товар, но тебе не нужен другой товар, который предлагает партнер, то ты не будешь менять его. Ходить искать того, у кого есть товар, который он захочет поменять на твой – тоже не выход. Когда появились деньги – вопрос решился легко и просто. Меняешь свой товар на деньги, а за деньги берешь то, что тебе нужно.

Первое время деньги выпускались в объеме нужном для того, чтобы провести все обмены товаров. Все было хорошо, соблюдался баланс. Однако потом кто-то очень умный додумался до того, что если просто печатать деньги, то люди чтобы их получить будут выпускать товары и менять их на деньги. В итоге деньги из посредника сами стали товаром, причем самым желанным. Через деньги началось создание мотивации. Это стало возможным по той причине, что деньгам сделали очень хорошую репутацию.

На начальном этапе вряд ли получилось бы провернуть такую комбинацию. Если раньше финансисты зависели от производителей в объеме печатанья денег, то теперь уже производители стали зависимым от финансистов. Деньги есть только у них, они всем нужны. Мировая экономика постепенно стала превращаться в рынок сбыта для денег. Финансисты печатали деньги и получали за них все, что им нужно, меняя деньги на товары. Не товары менялись на деньги, а именно деньги на товары. Мировая экономика стала большим рынком сбыта для денег.

Фактически товары стали деньгами, а деньги стали товарами, их роли поменялись. Весь прогрессивный мир сконцентрировался на производстве денег. Те, кто не стал частью этого мира, оказались на вторых, третьих, четвертых ролях. Им, чтобы получить деньги, пришлось производить товары и услуги для того, чтобы можно было организовать оборот денег. В глобальном плане образовалась иерархия, во главе которой стали производители денег. В принципе ничего плохого в этом нет. Мотивация как главный ресурс любой экономики создавалась, экономика работала.

Система работала отлично и долгое время всех устраивала. Чем больше денег печатали финансисты, чем больше мотивации создавалось в рамках мировой экономики. Чем больше печатали денег, тем больше товаров производилось и продавалось. Спрос на деньги порождал предложение товаров и услуг. Фактически глобальный спрос на товары и слуги создавали именно финансисты. Остальные просто обслуживали этот спрос. Мировая экономика росла неведомыми темпами.

Финансисты предъявляли спрос на товары и услуги. Наиболее ценный для них товар – власть, потому что с помощью власти можно менять условия в нужную сторону. Они покупали власть, расширяя рынок сбыта для денег. Где-то власть им продавали быстро и с удовольствием, а где-то долго и без удовольствия. Быстро и с удовольствием власть продавали там, где больше ничего продавать. Покупали власть, прежде всего за кредиты. Это логично, если просто так дать денег, то их никто отдавать не будет. Кредит – это уже «счетчик», поэтому хочешь, не хочешь, его приходится отрабатывать.

Мир был залит кредитами. Кредиты давались всем, не только под проценты, но и под создание условий при которых произойдет расширение рынка сбыта для денег. Деньги нужны всем и чем дальше, тем больше. В результате весь мир погряз в кредитах. Они накапливались как снежный ком. По объему кредитов правительств разных стран можно даже определить объем их сотрудничества с финансистами. Чем больше кредитов, тем больше обязательств у правительств.

Все бы хорошо, но любая система имеет предел. К этому пределу подошла и система созданная финансистами. Финансисты сделали все деньги, которые могли в рамках существующего положения вещей. Больше денег они делать не могут, могут только печатать, но это сути не меняет. Делать деньги – это, прежде всего, делать мотивацию. Предел создания мотивации через деньги исчерпан. Поэтому финансисты начали слабеть и их постепенно выдавливают корпоратократы. Им-то и дальше надо расти.

Если финансисты не могут обеспечить рост, то это проблемы финансистов. Так вот, последние события говорят о том, что точка невозврата пройдена, финансисты перестали быть королями горы, причем надолго. Корпоратократы отодвинули финансистов в инфраструктуру на вторые, третьи, четвертые места. Теперь они будут просто печатать деньги, создавать их начнут те, кто умеет создавать мотивацию другими, неденежными способами. Без денег создать мотивацию можно только одним способом – через внедрение в людей новых идей.

Что все это значит? Это значит, что на 180 градусов меняются правила игры. Причина теперешнего кризиса как раз таки в том, что правила поменялись, но их не хотят признавать. По новым правилам мало кто хочет играть. Причин несколько. Первая из них – все заточено под старые правила. Это значит, что надо менять все, что очень дорого и долго. Вторая и главная причина – новые правила могут осилить не все. Суть в том, что раньше спрос создавался финансистами. Они печатали деньги, распределяли их по странам, страны по людям. Наличие у людей лишних денег вызывало желание их потратить.

Другими словами, спрос создавался именно по причине наличия у людей лишних денег. Соответственно по большому счету производители и компании, которые оказывают разные услуги, были лишены необходимости создавать спрос на свои товары и услуги. За них это делали финансисты. Им нужно было просто подставить карман, чтобы в него «капали деньги». Как только финансисты перестали создавать спрос, продажи у всех начали резко падать.

Инициатива по созданию мотивации от финансистов перешла к корпоратократам. Раз они будут создавать мотивацию, значит, именно они будут создавать и деньги. Соответственно деньги будут только у них. Мир будет развиваться так, как хотят эти ребята. Корпоратократы – это ребята, которые создают рынки и управляют ими. Не базары, не торговые центры, а именно рыночные механизмы. Рыночный механизм – это еще один способ создавать мотивацию, а значит и еще один способ создавать деньги. Чем больше рынков сбыта, чем они более массовые, тем больше мотивации и соответственно денег.

Раньше финансисты создавали деньги, а сейчас просто будут печатать под заказ корпоратократов. Раньше они были первыми, а сейчас стали вторыми, а может быть даже третьими или четвертыми. Первыми стали корпоратократы, но и они стали другими. Раньше корпоратократы были индустриальщиками, теперь корпоратократы стали постиндустриальщиками. Все это говорит только о том, что мир окончательно взял постиндустриальный вектор.

Что нужно корпоратократам постиндустриальщикам? Прежде всего, им нужны рынки сбыта как системы. Рынок сбыта - это первый продукт, за который они готовы платить. Однако, те или иные рынки возможны только в строго определенных социальных условиях. Так что второй продукт, который они купят – социальные условия. Рынки сбыта должны постоянно развиваться. В связи с тем, что в основе рынка лежит идея, он может развиваться только в том случае, если развивается идея. Идея развивается за счет креатива. Так что третий продукт, за который готовы платить корпоратократы – креатив.

Постиндустриальщики готовы покупать власть, как и финансисты. Но они купят власть только в том случае, если увидят, что она способна обеспечить условия для создания рынков, а также для генерации креатива. Рынки и креатив могут существовать только в благоприятных условиях. Так что корпоратократы будут покупать только власть, которая способа создать такие условия. Как видно, возможностей в новых условиях не много, но они есть. Чтобы увидеть эти возможности целесообразно почитать вторую часть цикла статьей «Novus ordo millennium».

Базовая стратегия, которая работала в эру главенства финансистов и которую можно обозначить как «открой карман шире и подставляй его», перестает работать. Она была эффективной только в условиях наличия лишних денег. Спрос, который создавался финансистами – фейковый. В 90% случаев люди не покупали товары, а просто тратили лишние деньги. Сейчас лишних денег нет ни у кого. Соответственно все бизнесы, которые использовали эту стратегию, ждет медленная, но верная смерть. Шанс на спасение есть только у тех бизнесов, которые освоят технологии создания потребителей и начнут это делать.

Долго ли так будет? До тех пор, пока кто-то не построит новую систему, в которой деньги опять будут раздавать. Модель такой системы представлена в первой части цикла статей «Novus ordo millennium». Что это значит? Это значит, что каждый отдельный человек и компания теперь должны научиться создавать деньги самостоятельно. Не получать их и осваивать, а именно создавать. С этим у многих людей и компаний больше проблемы. Поэтому многим будет очень трудно.