Novus Ordo Millennium. Как финансистам взять реванш?

Эксперты говорят, что за демократами, которые не смогли продвинуть на пост Президента США своего кандидата, стоят финансисты. Это означает, что они проиграли. Сдаваться финансисты вряд ли будут, постараются взять реванш. Но качественный реванш получится только в одном случае – если ими будет предложена новая финансовая система, которая соответствует постиндустриальному укладу.

Существующий формат по своей сути индустриальный и не может удовлетворить потребности постиндустриальной экономики, а деньги сейчас генерируются именно в ней. Можно сказать, что существующая финсистема фактически не создает деньги, она просто печатает купюры. Парадоксально, но факт – из производителя денег финансисты превратились в их потребителя. Деньги производят постиндустриальщики, которые и смогли продвинуть своего человека.

Главная проблема индустриальной финансовой системы – наличие у нее предела. Когда она зарождалась взамен аграрной финсистемы, предел был так далеко, что казалось, его никогда нельзя будет достичь. Достигали его долго, но все-таки достигли, причем несколько раз. С помощью разных финансовых инструментов удавалось выкручиваться и перезапускать систему. Однако последний перезапуск привел к тому, что теперь она может генерировать только купюры, но не деньги.

Купюры вбрасываются в оборот, но качественного роста не происходит, а это и есть первый признак того, что деньги не создаются. Фактически все стоит на месте уже очень долго, хотя вроде и есть движение, которое скорее виртуальное, чем реальное. Многих эта «стабильность», конечно же, устраивает и они голосовали за то, чтобы все оставалось как есть. Но есть и те, кого это совершенно не устраивает и они продвинули своего кандидата.

Предел индустриальной финансовой системы связан с тем, что в ее основе лежит материя в том или ином виде. Индустриальные деньги – это отражение ценности материи. Именно материя обеспечивают эмиссию и позволяют избежать инфляции. Фактически денежная масса – это выраженная в денежных знаках ценность материи, которая находятся в экономическом обороте.

Финансисты научились материализовывать и монетизировать некоторые виртуальные объекты типа дериватитов, что позволило существенно нарастить денежную массу. Однако даже с учетом всех фокусов оценивать больше почти нечего. Это значит, что наращивать денежную массу дальше почти невозможно. Уже долгое время реальная денежная масса находится на одном уровне, а это плохо для производителей. Если не растет реальная денежная масса, тогда не расчет и реальный спрос на товары и услуги.

Вообще можно выделить аграрные, индустриальные и постиндустриальные деньги (расчетный предел эмиссии в современных долларах США приведен выше). Одно время были только аграрные деньги, потом появились индустриальные, а несколько лет назад появились постиндустриальные, причем системы их эмиссии до сих пор фактически нет. Разница между типами денег огромная.

Условно говоря, аграрные деньги создавались для обслуживания выращивания сельскохозяйственных продуктов. В свою очередь индустриальные деньги создавались для обслуживания тиражирования товаров и оказания услуг. Деньги каждого типа напрямую не работают на другие сектора, только на свой. Эмиссия как аграрных, так и индустриальных денег практически достигла предела. На сегодня финсистема, по сути, воспроизводит уже созданные деньги, но не создает новые.

Одно время был дефицит товаров и услуг и главной причиной этого был дефицит индустриальных денег. Индустриальная финсистема решила это проблему. Дефицит давно устранен и с тех пор происходит топтание на месте. Усугубляет ситуацию тот факт, что скорость реализации идей увеличилась более чем в 20 раз. Например, за первые 4 года сервис AirBnB накопил базу из 600 000 комнат.

Результат, на который сети Hilton потребовалось 93 года. Очевидно, что сейчас наблюдается жесткий дефицит качественных идей, а соответственно и дефицит мотивации, ведь ее создают именно идеи. Чтобы решить эту проблему, нужна совершенно новая – постиндустриальная финсистема, которая будет создавать постиндустриальные деньги. К слову сказать, мотивация - главный постиндустриальный продукт, а суть постиндустриальной экономики – тиражирование мотивации.

По сути даже индустриальные деньги обеспечиваются ни материей, ни товарами и услугами, а идеями. Проблема в том, что если человеку объект не интересен, его нельзя монетизировать, без интереса материя не нужна, товары и услуги не нужны. Монетизировать можно только то, что интересно. Чтобы монетизировать – нужно создать интерес и сделать это можно, только если внедрить в людей нужную идею.

Например, лежит себе кварцевый песок. Никому он не нужен, не представляет собой ценности, а значит монетизировать нельзя. Но тут людей прокачали идеей - пить Кока-Колу. Чтобы ее пить и перевозить, нужна бутылка. Бутылка стеклянная, а стекло из кварцевого песка. Соответственно, песок становится нужным, а значит и ценным, его можно ввести в экономический оборот и делать под него эмиссию. Аналогичным образом и с другими товарами.

Чтобы создать интерес в людей нужно внедрить идею. Поэтому именно она лежит в основе эмиссии. В индустриальном формате для эмиссии используется посредник – товары и услуги и его в принципе можно убрать, совершенно безболезненно и даже с пользой. В этом случае, во-первых, будут сняты границы для эмиссии денег, потому что количество идей бесконечно. Во-вторых, получится постиндустриальная финсистема, которая будет обслуживать оборот мотивации людей.

В третьих именно в процессе развития идеи и создаются деньги, под которые потом можно эмитировать купюры. Суть в том, что в основе мотивации лежат опять же идеи. Именно они двигают людьми. По сути, мы получаем идеальную финансовую систему. Не в том плане, что она совершенная, а в том плане, что ее основа – идеи и она обеспечивает движение идеи, обслуживает его.

Как может выглядеть такая система? Возьмем одну из идей – управление сексуальной энергией. Она лежит в основе рынка нижнего белья. Эта идея мотивирует людей использовать нижнее белье и работать на то, чтобы его получить. Само по себе нижнее белье – это инструмент регулирования сексуальной энергии. Не единственный, есть и другие, но у каждого разные возможности по регулированию.

Тем или иным инструментом пользуются тогда, когда стоит вопрос конкретного регулирования в конкретной ситуации. Данная идея внедрена почти во всех жителей Земли. Ее носителями являются около 7 миллиардов людей. Они хотят ее реализовать, готовы работать для этого. Мотивация, создаваемая данной идеей, делает так, что люди либо сами шьют нижнее белье, либо работают, чтобы получить деньги и купить его. Их не надо принуждать, они мотивированы сами.

Идея в человеке создает мотивацию, вполне конкретную. Мотивация – это, по сути, энергия. Ее даже можно измерить. Современные технические средства могут это делать. Ну, или после небольшой доработки смогут. Разные идеи дают разную энергию, т.е. в принципе можно построить некий аналог таблицы Менделеева, только для идей. Вводится понятие – биоджоуль или социоджоуль (СД), потому как эта энергия скорее социальная, чем биологическая.

Идея регулирования сексуальной энергии, к примеру, дает энергию в 1СД. Но это в базовом варианте. Попадая в каждого конкретного человека, она создает разную энергию, потому что в каждого человека внедрен разный набор вторичных идей. Сам человек – это первичная идея, он типа как операционная система Android для смартфонов. Вторичные идеи – это как приложения для Android.

Например, базовая идея регулирования сексуальной энергии, которая создает 1СД, внедрена в 5 миллиардов людей. В 1 миллиард людей внедрена версия идеи, которая создает 10 СД и в 1 миллиард людей внедрена версия идеи, которая создает 100СД. В оставшихся 300 миллионов людей она не внедрена, а значит, не создает в них мотивацию. В итоге, только данная идея генерирует в населении Земли объем мотивации равный 115 миллиардов СД.

Приравниваем 1СД к 1 USD, и получается база для эмиссии в размере 115 млрд. USD. Набор идей, который можно назвать «карта идей» у разных людей разный. У кого-то он состоит из 10 идей, у кого-то из 100, а у кого-то из 1000. Разные идеи создают в людях разную энергию. Какие-то больше. Какие-то меньше. Если взять тысячу идей, и принять, что они создают энергию аналогично этой, получается база для эмиссии в размере 115 трлн. USD.

Идея хороша тем, что ее можно активизировать бесконечное число раз. Человек в принципе может покупать себе нижнее белье или другой товар хоть каждый день, если в нем активизировать соответствующую идею нужное количество раз. Если каждый купит по 50 пар нижнего белья в год, его понадобится 350 миллиардов пар. Это просто космическая цифра, которая говорит о том, что от новой финсистемы выиграют все: производители, разработчики, дизайнеры, потребители, финансисты, дистрибьюторы.

Если каждую идею за год активизировать, хотя бы 50 раз, получается база для эмиссии равная 6.9 квадриллиона долларов США, что на порядки больше чем существующая денежная масса в размере 71.5 триллиона долларов США. Это, конечно же, примерные оценки для того, чтобы показать, возможности схемы. При необходимости посчитать все более точно не составит особого труда.

Новая схема эмиссии позволит решить и проблему, которая скоро станет основной. Тотальная автоматизация и роботизация «убьет» почти все рабочие места и при индустриальной схеме эмиссии оставит 90-99% людей без денег. Работой в традиционном понятии их занять будет невозможно в принципе, как не крути. Но зато, если признать работой потребление, тогда будет обеспечена 100% «занятость».

Реализовать это можно только  если будет построена новая финансовая система в постиндустриальном формате, основанная на идеальных принципах эмиссии денег. Только с точки зрения реализации идеи потребление – это работа, в то время как с индустриальной точки зрения потребление – это привилегия. Альтернатив постиндустриальной системе эмиссии пока что не видно. При реализации любой другой схемы человечество с большой вероятностью свалится в глубокое мракобесие.

Автор статьи: Павел Бернович